Жалоба

Приговором Самарского обл. суда Г. Самары от 28 апреля 2008 года я, Капранов Сергей Александрович 25.12.1982 г.р уроженец пос. Красный Гуляй Синделеевского р-на Ульяновской обл., признан виновным в совершении ряда громких преступлений( 6 эпизодов), которые я не совершал и отношения к ним не имею. Меня осудили на 22 года лишения свободы, с чем я не согласен категорически. Находясь в учреждении ЮН-78/т города Димитровграда УФСИН по Ульяновской обл., и устав бороться с правовым нигилизмом и судебной системой, построенной на круговой поруке и целиком зависимой от власти, исповедующей «телефонное» право, органами прокуратуры, где объективность и гарантии соблюдения закона и Конституционных Прав в отношении обычных людей, не властьимущих, с ежовских времён говорить не приходится, об органах МВД  и их методах знают все! Я и члены моей семьи не в силах больше бороться с системой. За четыре года, нахождения в заключении, я погряз в переписке, используя все имеющиеся законные методы обжалования действий происходивших в период следствия, в ходе судебного заседания, приговора в последствии, доказывая свою позицию о полной невиновности и получая в ответ формальные отписки, чаще всего не по сути моих обращении, либо полное игнорирование, это при наличии неопровержимых доводов  о моей непричастности,  и фабрикации уголовного дела. В моём распоряжении имеются результаты экспертиз, в том числе ДНК, показания массы свидетелей, подтверждающих мою невиновность, но это все игнорируется полностью, а обвинения строились лишь на «выбитых» из меня в специальных камерах(пресс-хатах) показаний в период следствия.

С момента моего задержания нарушалось право на защиту. Ко мне не допускали адвокатов, тем самым лишив меня какой-либо юридической помощи. И только после написания жалоб моими родителями на сотрудников Луднева и Трухмана, что вели мое дело, адвоката ко мне допустили. Когда меня перевели из ИВС в ИЗ-63/1 г. Самары все резко изменилось. Меня поместили в камеру 69 , так называемую пресс-хату, где с порога меня начали избивать и требовать, чтобы я написал отказ от адвоката. Адвокату же встречи со мной не давали, говоря, что я якобы отказываюсь, или болен. Я же после непрерывных избиваний и издевательств написал отказ от защиты и более 60 (!) явок с повинной несовершенных и неизвестных мне преступлений. Избивали каждый день  до такой степени, что не понимал , ни что пишу, ни где нахожусь, не давали несколько дней не есть не спать. После этого, в камеру « старшему» принесли синюю тетрадь,  который из  неё мне диктовал, что я должен был написать в явках с повинной. За это администрация ИЗ- 63/1 передавала им наркотики и алкоголь , которые они принимали в моём присутствии. Так я сознался в совершении преступлений, которые не совершал.  Данные явки не проходили через  спец. часть учреждения, и небыли оформлены должным образом, но в дальнейшем  суд возьмет их в основу обвинения, что юридически безграмотно. После написания явок меня вывезли в отдел прокуратуры на проведения следственных действий , пригласили адвоката по требованию(бесплатного), хотя у меня был договор с адвокатом по найму. Когда приехала адвокат и увидела меня избитого и в ожогах, она подала ряд ходатайств на установления причины получения таких увечий, я на беседе с ней пояснил, откуда  данные увечья и синяки .На допросе у следователя Луднёва на видео записано мой объяснения получения синяков, ожогов, ссадин на лице и теле. Данное видео, протокол допроса  имелось в деле,  представлялось на суде, но суд полностью проигнорировал  данные доказательства. По приезду в ИЗ-63/1 в камере 69 полностью поменялся состав лиц находившихся там, и избиения продолжались по малейшему требованию администрации учреждения, а в частности оперативника ИЗ-63/1 Юнгова. Хотя дважды проводились проверки по фактам моего избиения, но они не принесли никаких результатов так , как проверку было поручено проводить оперативнику Юнгову . Позже на суде было заявлено ходатайство на установление лиц находившихся со мной в камере лиц  избивавших меня, однако в ходатайстве было отказано. Отсюда следует, что Суд и прокуратура находясь в одной упряжке, на взаимовыгодных условиях, создают почву для обвинения не виновных лиц и фальсификацию дел. На следствии доходило до абсурда, приглашались адвокаты с другого города, как-будто в Самаре не хватает адвокатов. Вскоре мне представили адвоката Левшина , которого в последствии решили лицензии, данное решение имеется.  Его пригласил на следствие следователь Трухман и тот ставил свою подпись на любых документах. На всех следственных мероприятиях участвовали одни и те-же понятые, на всех протоколах одни подписи и фамилии.

Когда начался Суд на первом заседании, я подал ходатайство о привлечение в дело адвокатов, с которыми я заключил соглашение, тем самым они попросили время для ознакомления с делом, но Суд  в ходатайстве отказал. На протяжении всего процесса, Суд вел обвинительный уклон и опирался на противоречивые показания, которые меняются в каждом томе дела, на явки с повинной, которые даже небыли оформлены соответственным образом. Кроме признательных показаний, данных под физическим воздействием  других доказательств моей вины попросту нет. Но есть масса свидетелей, порядка 20 человек, которые давали показания в мою пользу. Суд не принял к вниманию показания свидетелей. Также на Суде был допрошен оперативник ИЗ-63/1 Юнгов, который подтвердил факт того, что я находился в камере 69, а числился в 45, и то, что они заключают договорённости с заключёнными, хотя не пояснил, чем они платят за их услуги.  На вопрос, кто содержался со мной в камере, он ответил, что он не знает, а установить это не возможно, т.к. объём работы большой. И из таких «ляпов» состояли практически все заседания Суда. Судья полностью игнорировала любые доводы в мою пользу.  Можно очень долго перечислять, хотя и так ясно, что все моё дело «сшито белыми нитками». В итоге приговор- 22 года лишения свободы, невиновному человеку, имеющему государственную награду полученной во время прохождения срочной службы, за боевую командировку  на территории другого государства.

Прошу не оставлять моё письмо без внимания, ведь каждый сможет оказаться на моём месте и не застрахован от произвола правоохранительных органов. Если потребуется,  могу представить массу подтверждающих документов  и дать более развёрнутое пояснение.
С уважением    С. Капранов

Последние новости