О проблемах в адвокатуре

Ю.С.Кручинин – кандидат юридических наук,

доцент, первый вице-президент Гильдии

российских адвокатов (г.Москва)

Проблемы оптимизации обязательных отчислений адвокатов и открытости финансовой отчётности адвокатских палат

(на примере адвокатских палат Приволжского федерального округа)

Адвокатура, как профессиональная корпорация и как институт гражданского общества, должна быть духовно единой, принимать усилия для подъёма престижа своей профессии, создавать микроклимат, способствующий соблюдению традиций российской адвокатуры и уважительному отношению адвокатов друг к другу[1].

Усложнение социальных процессов и новые экономические вызовы в условиях пандемии требуют совершенствования структур управления и управленческих подходов во всех сферах общественной жизни, нацеленных на удовлетворение насущных потребностей и интересов населения. Одним их ключевых факторов, существенно влияющих на конструктивное взаимодействие между государством и обществом, является доступ к информации о деятельности органов государственной власти и институтов гражданского общества. Адвокатура, одним из основополагающих организационных принципов которой является равноправие, заинтересована в стабильности внутрикорпоративных отношений и по своему определению должна обеспечивать распространение достоверной информации о деятельности своих коллегиальных исполнительных органов в лице Советов региональных адвокатских палат и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. Информационная открытость и активное применений интернет-технологий в деятельности этих органов самоуправления адвокатских палат является основным индикатором реализации демократических принципов управления. Создание равных условий для доступа к информации о финансово-хозяйственной деятельности коллегиальных исполнительных органов адвокатских палат в лице их Советов, возглавляемых президентами, бесспорно повышает доверие адвокатов к управленческой деятельности этих органов, снижает риски нерационального и(или) нецелевого использования имущественного комплекса адвокатских палат.

Адвокатскому сообществу известно, что в соответствии со статьёй 34 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее-Закон об адвокатуре) имущество адвокатской палаты формируется за счёт отчислений адвокатов на общие нужды адвокатской палаты, а также грантов и благотворительной помощи (пожертвований), поступающих от юридических и физических лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. К затратам на общие нужды адвокатской палаты относятся расходы на вознаграждение адвокатов, работающих в органах адвокатской палаты, компенсация этим адвокатам расходов, связанных с их работой в указанных органах, расходы на заработную плату работников аппарата адвокатской палаты, материальное обеспечение деятельности адвокатской палаты, а по решению совета адвокатской палаты - расходы на выплату дополнительного вознаграждения адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно, и иные расходы, предусмотренные сметой адвокатской палаты. Фактически имущество, единственным собственником которого является адвокатская палата регионального или федерального уровней, создаётся за счёт денежных взносов, в большей степени, действующих адвокатов и, в меньшей степени, лиц, претендующих на получение статуса адвоката. О получении палатами каких-либо денежных сумм в виде благотворительной помощи или иных пожертвований от других лиц говорить не приходится, поскольку достоверные сведения об этом отсутствуют.

Со времени образования региональных адвокатских палат и Федеральной палаты адвокатов (2002-2003 г.г.) каждый российский адвокат с действующим статусом несёт бремя по обеспечению финансового благополучия сотрудников аппарата и руководства органов самоуправления своей палаты и Федеральной палаты адвокатов (далее-ФПА РФ). Понятно, что эта обязанность основана на законе и никто не преследует цели ее оспорить. Более того, законодатель рассматривает систематическую неуплату адвокатом этих отчислений как неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, и позволяет соответствующим органам самоуправления по данному основанию привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения статуса адвоката.

В силу положений статьи 30 вышеуказанного закона определение размера обязательных отчислений адвокатов на общие нужды адвокатской палаты и утверждение сформированной за счёт них сметы доходов и расходов адвокатской палаты является компетенцией высшего органа адвокатской палаты субъекта Российской Федерации – собрания (конференции) адвокатов. На сегодняшний день не существует не только унифицированного размера обязательных отчислений, но и не определены допустимые виды таких отчислений. Совет, как исполнительный орган самоуправления каждой адвокатской палаты, самостоятельно инициирует установление тех видов и размеров обязательных отчислений, которые максимально обеспечат, если не рост, то хотя бы стабильный размер вознаграждения президенту и вице-президентам палаты, членам Совета, квалификационной и ревизионной комиссий, а также сотрудникам аппарата. Именно эти траты, а также оплата командировок руководства палаты, составляют, как правило, не менее 60% от суммы всех расходов адвокатской палаты.

Как показывают результаты ознакомления с решениями конференций (собраний) адвокатов (на примере адвокатских палат Приволжского федерального округа) на 2020 год для пополнения казны, фактически находящейся в распоряжении каждого президента региональной палаты, установлены разномастные виды отчислений. Cложно претендовать на полноту перечня всех финансовых обременений адвокатов, поскольку на сайтах таких адвокатских палат, как Оренбургской, Саратовской, Пензенской, Пермской областей, республик Татарстан и Марий Эл вообще отсутствуют сведения о решениях ежегодных конференций (собраний) адвокатов, но тем не менее известно, что к ним относятся:

1) обязательные ежемесячные отчисления на общие нужды адвокатской палаты.

Они, как правило, имеют различные размеры, которые устанавливаются для адвокатов в зависимости от избранной ими формы адвокатского образования или от их участия/неучастия в уголовных делах по назначению компетентных органов. Только адвокатскими палатами Самарской и Ульяновской областей, республик Мордовия и Удмуртия установлен единый для всех адвокатов размер отчислений данного вида. Размеры отчислений в адвокатских палатах ПФО варьирует от меньшего-в 1200 рублей (в АП Республики Мордовия), до большого-в 2400 рублей (в АП Чувашской Республики). В этом примере примечательно то, что эти две одинаковые по численности (чуть более 300 адвокатов) палаты имеют диаметрально противоположные по величине размеры обязательных отчислений. При этом парадоксально то, что адвокатская палата Чувашской Республики, в отличии от адвокатской палаты Республики Мордовия, имеет собственное офисное помещение и не отягощена арендными платежами.

2) обязательные ежемесячные отчисления для адвокатов, статус которых приостановлен по заявлению без указания уважительных причин

Например, в адвокатской палате Чувашской Республике с таких адвокатов решили взимать 1000 рублей. Подобный платёж установлен и в некоторых адвокатских палатах других федеральных округов. Невольно возникают вопросы этического характера: насколько обоснованно требовать с адвоката плату в связи с приостановлением статуса по данному основанию, если адвокат, к примеру, вынужден осуществлять постоянный уход за тяжелобольным родственником и насколько этично Совету палаты делать вывод о неуважительности причин приостановления адвокатом статуса ради установления для такого адвоката финансовой повинности? Такая позиция, на наш взгляд, только вредит авторитету органа адвокатского самоуправления.

3) обязательные ежемесячные отчисления в целевой Фонд на приобретение помещения для адвокатской палаты

В адвокатской палате Республики Мордовия на указанные цели для каждого адвоката дополнительно к 1200 рублям отчислений на нужды палаты добавлено ещё 500 рублей. Следует отметить, что наблюдается противоречивая практика применения этого вида обязательных отчислений. А именно, специфика заключается в том, что малочисленные по своему составу адвокатские палаты (до 500 адвокатов) стремятся за счёт установления этого целевого взноса и привлечения кредитных средств приобрести нежилое помещение в собственность, а крупные палаты довольствуются арендованными помещениями и значительные денежные суммы тратят на их содержание и ремонт.

4) обязательные ежемесячные отчисления в Фонд регулярной материальной помощи неработающим адвокатам-пенсионерам

Например, для наполнения этого фонда каждый действующий адвокат в Кировской области вносит в него 200 рублей и в итоге за год палата в своё распоряжение получает дополнительную сумму в 1 млн. рублей, который предназначается для поддержки адвокатов-ветеранов. Понятно, что у таких фондов нет ни отдельного расчетного счета, ни сметы расходов, а все поступления аккумулируются на расчетном счете или в кассе палаты, являясь ее своеобразным финансовым резервом.

5) обязательные ежегодные отчисления в целевой Фонд повышения квалификации адвокатов

Такой дополнительный платёж в сумме 500 рублей предусмотрели в адвокатской палате Удмуртской Республики. Однако, в большинстве адвокатских палат расходы на повышение квалификации адвокатов предусматриваются в соответствующей статье сметы доходов и расходов.

6) обязательный единовременный платёж при изменении членства одной палаты на членство в другой

Этот вид платежа установлен практически всеми палатами и сам по себе является внушительным денежным вкладом в бюджет любой палаты. Объективно установлено, что адвокатская палата, являющаяся принимаемой стороной, никаких ощутимых расходов по оформлению адвоката в новое палатное членство не несёт, поскольку адвокат свою работу на новом месте организует самостоятельно. Тем не менее, адвокатские палаты Башкортостана и Мордовии принимают в своё членство адвокатов из других регионов России только за 150 тыс. рублей, Чувашии - за 100 тыс. рублей, Удмуртии – за 50 тыс. рублей. По результатам анализа всех размеров этих платежей в целом по России создаётся такое впечатление, что явно непомерные финансовые аппетиты отдельных палат становятся конкретной преградой для прихода к ним адвокатов из других, даже соседних, палат. В некоторых палатах размеры этих платежей имеют несколько закамуфлированный вид. Так в палате адвокатов Самарской области он обозначен как 10-кратный по отношению к действующей величине прожиточного минимума, предусмотренного для трудоспособного населения этой области, т.е. на текущий момент составляет 114 210 рублей. Такой же принцип кратности взят за основу при исчислении размера данного платежа в отдельных адвокатских палатах других федеральных округов.

7) обязательный единовременный целевой взнос на проведение квалификационного экзамена

Этот платёж обосновывается тем, что каждый претендент на получение статуса адвоката накануне сдачи квалификационного экзамена должен внести денежный взнос на покрытие организационных расходов, связанных с работой квалификационной комиссии при адвокатской палате. В Удмуртии претендент на эти цели платит 15 тыс. рублей, в Башкирии – 10 тыс. рублей, а в Нижегородской области – 7 тыс. рублей. Можно констатировать, что установление наибольших размеров этого взноса, наблюдается в тех адвокатских палатах, в которые в меньшей степени обращаются за получением статуса адвоката.

8) обязательные единовременные отчисления «первого месяца»

В одних адвокатских палатах считают, что «новоиспечённый» адвокат обязан платить за первый месяц своего членства в палате, другие – полагают, что эта плата взимается за первый месяц его работы адвокатом. В действительности этот платёж ни что иное, как обычный вступительный взнос. Иначе можно подумать, что юрист, получивший статус адвоката, выплачивает палате определённый процент с суммы вознаграждения, полученного за первый месяц работы адвокатом. Размер таких отчислений весьма внушителен: в Башкирии он составляет 155 тыс. рублей, в Мордовии – 150 тыс. рублей, в Чувашии – 120 тыс. рублей. На фоне этих расценок в адвокатской палате Удмуртской Республики, по всей видимости, решили применить «демпинг», поскольку установили стоимость «входного билета» в 60 тыс. рублей.

В отдельных палатах установлены некоторые послабления. Например, в Мордовии, если новый адвокат относится к категории «ребёнок адвоката – члена адвокатской палаты Республики Мордовия», то он вместо 150 тыс. рублей платит 100 тыс. рублей; в Чувашии скидка более существенная – если адвокат вышел из стажёров, то с него причитается не 120 тыс. рублей, а всего лишь 40 тыс. рублей. В отличие от указанных палат, в самарской палате установлен унифицированный взнос для всех новых членов, который указан в пункте 6 и привязан к региональной величине прожиточного минимума.

Ульяновская палата установила свой оригинальный вид единовременного взноса – «на развитие адвокатской палаты Ульяновской области» и его сумма 70 тыс. рублей с каждого адвоката. По своей направленности этот платёж ничто иное, как региональная интерпретация вышеуказанных отчислений «первого месяца». Иначе на какие цели, как не на развитие палаты, уплачиваются ежемесячные обязательные отчисления?

Размышляя о степени необходимости установления такого разнообразия обязательных отчислений, можно отметить два аспекта:

1) вполне допустимо выделение в отдельный вид тех обязательных отчислений, которые нужно рассматривать как платежи для ограниченного круга лиц, т.е. распространяемые на адвокатов, получивших профессиональный статус и на адвокатов, перешедших из других палат. Также понятно обособление обязательных отчислений, предназначенных для приобретения нежилого помещения под офис адвокатской палаты, поскольку они являются сугубо целевыми, распространяются только на определённый период и, как правило, аккумулируются на отдельном счёте;

2) очень сомнительна необходимость установления в качестве отдельного вида таких обязательных ежемесячных отчислений, которые предусматривают платежи в фонд материальной помощи адвокатам-ветеранам, адвокатам-неработающим пенсионерам, в фонд повышения квалификации и т.д. Указанные виды адвокатских ежемесячных отчислений не требуют учреждения для них специального фонда в силу того, что они и так распространяются на все региональное адвокатское сообщество и носят регулярный (бессрочный) характер. В этом случае целесообразно достаточно лишь предусмотреть в смете адвокатской палаты соответствующую статью расходной части и покрывать эти расходы за счёт сумм единых ежемесячных обязательных отчислений.

В силу указанных обстоятельств, ежемесячная финансовая нагрузка для адвоката видится необоснованно обременительной и требует своей оптимизации. Однако, закрытость и фактическая бесконтрольность финансово-хозяйственной деятельности исполнительных органов адвокатских палат не позволяют проанализировать и определить степень потребности и разумности производимых расходов, найти пути для снижения размера обязательных отчислений.

В декабре 2019 года в Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" законодателем были внесены значительные изменения, в числе которых имеются и положения, обязывающие руководство адвокатских палат обеспечить открытость результатов финансовой деятельности посредством опубликования соответствующей информации в сети «Интернет». В пункте 11 статьи 29 новой редакции закона указано, что «Адвокатская палата для обеспечения доступа адвокатов к информации о своей деятельности обязана в порядке, определяемом Советом Федеральной палаты адвокатов, вести сайт в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" и размещать на нем информацию:

1) о годовой финансовой отчётности адвокатской палаты;

2) о решениях, принятых советом адвокатской палаты;

3) о сделках адвокатской палаты, в совершении которых имеется заинтересованность членов совета адвокатской палаты.

Таким образом, Закон вводит тем самым презумпцию открытости информации, подразумевая, что общедоступной является любая информация, кроме той, к которой ограничен доступ. Отнесение информации к категории общедоступной в самом общем виде означает, что любое лицо без указания причин и целей может получать такую информацию и использовать по своему усмотрению, с соблюдением установленных федеральным законом ограничений на ее распространение» [2].

14 февраля 2020 г. решением Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, во исполнение указанного закона, был утверждён Порядок ведения адвокатской палатой субъекта Российской Федерации сайта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и размещения на нем информации. В п.1.1 Раздела 1 этого Порядка фактически продублированы вышеуказанные законодательные требования, предъявляемые интернет-сайтам адвокатских палат.

Указанные законодательные требования вступили в силу с 1 марта 2020 года, но на информативно скудных и, в своём большинстве, запущенных сайтах региональных палат продолжает отсутствовать не только информация о ежегодной финансовой отчётности Советов адвокатских палат, представляемой перед высшими органами адвокатских палат, но и нет даже решений этих органов адвокатской палаты по указанным вопросам. Некоторые руководители адвокатских палат продолжают демонстрировать свою, то ли изворотливость в исполнении этих требований, то ли неспособность в определении перечня документов, подлежащих легализации.

Например, на сайте адвокатской палаты Нижегородской области в разделе «Финансовая информация» в качестве документа, информирующего адвокатов о годовой финансовой отчётности об исполнении сметы, размещён только бухгалтерский баланс и отчёт палаты о движении денежных средств, представляемые в территориальные органы федеральной налоговой службы и Министерства юстиции РФ как от некоммерческой организации. Ни сметы доходов и расходов палаты, ни отчёта Совета палаты об ее исполнении по итогам года на сайте не размещено.

Однако, законодатель установил, что помимо определения размера обязательных отчислений для адвокатов, к компетенции собрания (конференции) адвокатов также относятся и такие вопросы, как утверждение сметы расходов на содержание палаты, утверждение отчёта ревизионной комиссии о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности адвокатской палаты,утверждение отчётов совета, в том числе об исполнении сметы расходов на содержание адвокатской палаты, создание целевых фондов адвокатской палаты. В свою очередь, Совет адвокатской палаты, как коллегиальный исполнительный орган адвокатской палаты, в рамках утверждённой сметы распоряжается имуществом адвокатской палаты, формирует штатное расписание аппарата адвокатской палаты и нанимает для этого сотрудников,определяет размер вознаграждения президента, вице-президентов, членов совета, ревизионной и квалификационной комиссий.

Казалось бы, исходя из приведённых положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, совсем не сложно определить вид и объем документов, несущих достоверную информацию о финансово-хозяйственной деятельности Совета палаты за отчётный период.

Бесспорно, что основным финансовым документом, определяющим бюджет любой адвокатской палаты, в части получаемых доходов и произведённых расходов, является смета.

Насущная необходимость в предании публичности этому документу видится в том, что в обсуждении как исполненной сметы, так и проекта новой сметы палаты, участвует, в основном, только незначительная часть адвокатов. А именно, только те адвокаты, которые избраны в качестве делегатов конференции. С учётом различных норм представительства, устанавливаемых палатами, это, в лучшем случае, всего лишь каждый 5-ый адвокат, а, в худшем случае, лишь каждый 20-ый адвокат, который становится осведомлённым о результатах финансовой деятельности Совета палаты. Основное же количество адвокатов обделено этой информацией и не располагает возможностью для доступа к ней на официальном сайте адвокатской палаты в сети Интернет.

Сложно понять логику руководства палат, которое в раздаточном материале на конференциях предоставляет делегатам для ознакомления проект сметы доходов и расходов, а после ее утверждения делает ее закрытым документом, чуть ли не с грифом «для служебного использования». Ни на одном сайте адвокатских палат этого документа в числе размещённых нет. Возможно по этой причине большинству адвокатов не понятны причины почти ежегодного увеличения размера обязательных отчислений и установления дополнительных обременений в виде взносов в различные фонды.

Так, например, из решения конференции палаты адвокатов Нижегородской области от 16 ноября 2002 года видно, что запланированные доходы на 2003 год составили 4620000 рублей. В 2019 году доходная часть сметы уже составила 32100365 рублей, т.е. увеличилась более чем в 6 раз. Даже при максимальной доле креативности управленческих усилий исполнительного органа палаты трудно предположить и обосновать столь существенное увеличение запланированных расходов. Более того, сведения о реальных расходах, и особенно, направленных на оплату труда сотрудников аппарата и на вознаграждение адвокатам, работающим в органах палаты, носят сугубо закрытый характер.

В отличие от указанной палаты, да и не только от неё, Федеральная палата адвокатов РФ предала гласности свою смету доходов и расходов на 2019-2020 годы. Если говорить о размере обязательных отчислений в федеральную палату, то в неё в 2003 году каждый российский адвокат отдавал ежемесячно 50 рублей, а на сегодня этот платёж вырос в 6 раз и составляет 300 рублей. Приходная часть сметы ФПА РФ растёт, как за счёт увеличения обязательных отчислений адвокатов, так и за счёт роста численности адвокатов. Какой-либо обратной финансовой связи между ФПА РФ и конкретным адвокатом не прослеживается и об актах благотворительности с ее стороны в адрес тяжелобольных адвокатов ничего неизвестно. Более того, даже к удостоверению адвоката ФПА РФ не имеет никакого отношения, поскольку оно изготавливается за счёт средств Министерства юстиции Российской Федерации и выдаётся его территориальными органами. Согласно последнему отчёту Совета федеральной палаты основные денежные траты связаны с покрытием расходов на содержание сотрудников аппарата и выплаты вознаграждения адвокатам-управленцам, они составляют 54,21% от суммы все расходов

Вторым (а может быть и первым, поскольку смета является обязательным приложением к нему) документом должен быть ежегодный отчёт Совета палаты об исполнении сметы расходов на содержание адвокатской палаты. Попросту это отчёт Совета о финансово-хозяйственной деятельности за истекший год, который бесспорно должен быть размещён на сайте каждой палаты. Именно в нем постатейно раскрывается и обосновывается необходимость произведённых расходов. Можно отметить, что единственной палатой, разместившей на своём сайте отчёт о деятельности Совета за 2019 год, является адвокатская палата Чувашской Республики.

Третьим документом (приложением), подлежащим легализации для всего адвокатского сообщества, является штатное расписание аппарата адвокатской палаты.

Четвертым документом (приложением), который, в силу повышенной закрытости, является объектом досужих адвокатских домыслов, следует признать решение Совета палаты об установлении размера вознаграждений адвокатам, задействованным постоянно или периодически в работе органов адвокатского самоуправления.

Просматривалась определённая надежда в решении этого вопроса на ноябрьском (2019 г.) заседании Совета ФПА РФ, на котором былаутверждена новая типовая модель сайта региональной адвокатской палаты на одной платформе со сайтом ФПА РФ. В процессе разработки этот исполнительный орган федеральной палаты должен был обязательно предусмотреть в типовой модели сайта специальный раздел для размещения информации, относящейся к годовой финансовой отчётности палат. К сожалению, требования закона в этой части ни федеральной, ни региональными палатами остались не исполненными и проблемы с транспарентностью в данной сфере самоуправления остались. Данный вывод подтверждается и премьерным показом новых Интернет-ресурсов адвокатских палат Костромской и Ярославской областей, который обозначил только наличие современного дизайна и удобную навигацию их сайтов. Что же касается информации о годовой финансовой отчётности, то она так и осталась закрытой. Вместо неё приводятся только пресс-релизы об отдельных заседаниях Совета и ежегодных конференциях (собраний) с упоминаниями об утверждении отчётов о финансово-хозяйственной деятельности за прошедший год и сметы доходов и расходов на текущий год, но сами эти документы на сайтах так и не представлены.

В заключение следует отметить, что функция взимания обязательных отчислений с адвокатов и их последующего расходования выступает одним из основных элементов публичной управленческой деятельности региональных адвокатских палат и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. Правовой основой для ее реализации являются публично принятые решения высших органов самоуправления адвокатских палат. Следовательно, финансовая отчётность о произведённых расходах в каждой палате, в силу закона, должна быть открытой и в установленном порядке размещена в сети Интернет на соответствующем сайте. Только за счёт информационной прозрачности этой деятельности создаются равные возможности для каждого адвоката на доступ к указанной информации и, в целом, для оценки эффективности управления корпоративными финансами. Игнорирование транспарентности в указанной сфере управленческой деятельности противоречит требованиям Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

Выводы

Проведение оптимизации обязательных отчислений адвокатов в адвокатские палаты вызывается насущной необходимостью, поскольку многообразие их видов свидетельствует об отсутствии эффективности в финансовой деятельности коллегиальных исполнительных органов адвокатских палат.

В целях обеспечения выполнения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре об открытости годовой финансовой отчётности адвокатских палат требуется реализация контрольных функций в рамках полномочий, предоставленных Министерству юстиции Российской Федерации и его территориальным органам.

Совету Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в исполнение установленного Порядка целесообразно определить перечень конкретных документов финансовой отчётности адвокатских палат, подлежащих размещению на их официальных сайтах в сети Интернет.

Со стороны общественных адвокатских объединений (Федеральный союз адвокатов России, Гильдия российских адвокатов и др.) необходимо создание совместной комиссии для проведения мониторинга открытости коллегиальных исполнительных органов региональных адвокатских палат и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на примере методики оценки открытости, применяемой в отношении деятельности государственных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления.

Последние новости