Нет, нелёгкая - эта работа....

Нет, нелёгкая - эта работа....

 

- А Вы посудите сами – мой собеседник придвигает ко мне чашку ароматного чая –  мало того, что в нашей ИК - 1 далеко не воспитываемый возраст содержится: так ведь ещё и, большинство из контингента этой колонии, вообще не устраивают такие общепринятые понятия, как Честность, Доверие, стремление к Добру и другие подобные моральные ценности. Так что, исправлять какие-то пробелы в психике взрослых мужиков, да ещё в условиях строгого содержания, поверьте мне… Юрий Николаевич – нажимает он кнопку селектора – не могли бы Вы ко мне заглянуть…
Такое вот интересное начало разговора с заместителем начальника УФСИН по Пензенской области подполковником Александром Качкуркиным: поводом к которому стало обращение в Православный Центр духовной помощи и правовой защиты – жительницы Пензы Алёны Кольчугиной. Настолько поверившей в необратимость изменений в сознании её, с 2006-го года содержащегося в ИК-1, знакомого Михаила Кольчугина - происходящих  под влиянием воспитательной работы, организовываемой в колонии, что в 2011-м году она даже стала его законной женой. 
И вот теперь, когда согласно российскому законодательству, данный осужденный мог бы рассчитывать на условно-досрочное освобождение по отбытию большей части срока – Алёна Вячеславовна вполне обоснованно забеспокоилась: как бы у него не произошло какого-либо психологического срыва - в преддверии замаячившей на горизонте Свободы.
Между тем, при всём уважении к, действительно нелёгкой, работе воспитательных отделов исправительных колоний – случаи реального исправления осужденного,  то есть  освобождение его по УДО – даже во всей ФСИН России можно пересчитать по пальцам. Причём, одна из основных причин столь низкой отдачи от целенаправленно выделяемых именно на возвращение сознания осужденных в нормальное мышление, бюджетных миллионов – подспудная  блокировка этого важнейшего для Общества процесса со стороны отдельных оперативников: явно считающих основными приметами ослов – только их уши. И соответственно стремящихся: во-первых – якобы, работу своюпоказать… во-вторых – себя любимых без этой самой «работы» не оставить… и в-главных – не замечать, как тем самым они и показывают, что именно проблемы Общества именно их-то как раз и - не интересуют! Не за это мол, зарплату получаем: да и ежели все осужденные будут исправляться – на кого ж тогда рапорты составлять об очередных раскрытиях и пресечениях…… в карцеры сажать… ну и прочие  оперативно-«воспитательные» меры применять. Освобождают-то из «исправительных» учреждений ФСИН России - по «автомат-окончанию-срока», а не по реальному исправлению! В смысле, отсидел имярек назначенное – вот тогда ни у кого и никаких вопросов о наличии взысканий… в том числе и у оперативного отдела! Да пусть хоть 100-200-300-… - неважно: и до ворот проводят и в карточку взысканий не заглянут - а для чё? Теперь пусть у этого самого Обчества голова болит – что же с такой чистой совестью и просветлённым сознанием вышедшего из-за колючей проволоки делать. Но вот если раньше срока хоть на один денёк – тут уж точно без вариантов! Те же оперативники -только что наизнанку бедолагу не вывернут: скрупулёзно подсчитывая, сколько раз он не туда (!!!) окурок бросил или кепку набекрень одел - лишь бы не отпустить… - а почему? На кой чёрт тогда вся эта воспитательная возня, если даже в колонии её результаты, практически, всегда будут заблокированы?! Давайте тогда столь импотентное «воспитание» - вообще из колоний уберём! Вместе с их, чисто риторическими обозначениями «Исправительные»: за каким, спрашивается …м, я как налогоплательщик, должен (!!!) обеспечивать чьи-то профанации! В ГУЛаге-т хоть лес для меня валили, а  сейчас что? Так, обычный концлагерь для абсолютного большинства содержащихся - от звонка до звонка… и все дела. А если же кто и работает, так результаты…
Вопрос, кстати, настолько не праздный, что после разговора с, не на шутку встревоженной женщиной, я заказал билет и уже на следующий день был принят в Управлении ФСИН по Пензенской области. Причём настолько… ммм… я бы сказал – профессионально, что мне осталось только позавидовать местным журналистам: буквально вся атмосфера моего общения с руководством Управления была пронизана пониманием скрытого смысла одной из перефразированных поговорок – журналист не увидит, значит сам придумает. 
- Понимаете – мы переходим в зал дисциплинарного разбора, где заместитель начальника Управления полковник Юрий Смирнов открывает в настенном экране картотеку с поощрениями и взысканиями осужденных – в отличие от оперативных, воспитательные задачи не ограничиваются механической фиксацией каких-либо нарушений: понять причины, их вызывающие и устранить их – вот основа работы наших воспитателей. С соответствующим подбором психологических мер воздействия, а не – наказательных! В том числе и через соответствующие трудоустройства: у занятого созидательной работой человека - и сознание начинает работать в соответствующем направлении. Что, естественно, обязательно будет учитываться при оценке каких-либо его поступков. К примеру, сейчас - несколько осужденных готовят в клубе музыкальную программу для Дня открытых дверей: так какие претензии могут возникнуть к, занятому делом, Человеку! И даже если он при этом  допустит какое-то отступление от  ПВР, типа снятой не там куртки, воспитатель просто возьмёт данный случай себе на заметку и - не более того. А вот когда пухнущий от годами-ничего-не-деланья, сидящий на шее у Государства, типичный зэк начинает строчить жалобы в ЕСПЧ,  мол, администрация колонии, якобы какие-то права его ущемляет – ну так тогда и с него начинают требовать «по полной», что называется… вплоть до соблюдения последней запятой УИКа России. 
Прописные, вобщем-то истины… однако, глядя на бесцельно-лениво слоняющихся по внутренней территории колонии мужиков, невольно задаёшься вопросом, а действительно - почему?
Почему человек, ради создания условий для обучения которого, аж в Гуманитарной Академии России (!!!), заместитель начальника колонии переселяется в клетушку 2х3. м, чтобы в его кабинете организовали 12 компьютерных мест для заочного получения осужденными бесплатного высшего образования…) - демонстративно поворачивается к нему спиной принципиально (???) не желая с ним здороваться? А когда ему делают замечание – начинает городить огород об общепринятых правилах поведения… лично мне в таких случаях непонятно одно: это ж какие нервы надо иметь сотрудникам воспитательных отделов, чтобы спокойно  (а как же… – иначе сразу жалоба… вплоть до Президента России) разбираться с каждым конкретным случаем подобных «закидонов» в поведении сотенсвоих подопечных?
Вот на таком фоне мы и пригласили супруга Алёны: тоже, кстати, явно почувствовавшего, что вполне реально может стать кандидатом на то самое УДО и… не поздоровавшегося с начальником колонии. А когда я при всех спросил, с чего это ему вздумалось – понёс какую-то околесицу о приоритете приветствия со стороны входящего в жилое помещение.
И вот здесь-то, заместитель начальника ИК-1 капитан Вадим Невоструев как раз и продемонстрировал наглядно - что такое индивидуальный подход к каждому, ограничившись проведением воспитательно-разъясняющей беседы: оказывается Михаил Анатольевич  не только получил в УПК колонии специальность столяра, но когда выяснилось отсутствие лишнего рабочего места по данной специальности – с 1-го сентября соласился учиться в том же УПК, приобретая навыки уже швейного дела. Чтобы по освобождению он, как впрочем и другие освобождающиеся именно из этой колонии осужденные - мог войти в Общество не, привыкшим к даровой еде и крову бездельником, а обладающим четырьмя специальностями (Михаил Анатольевич ещё и авто-слесарь, плюс тренер по боксу) его полноценным гражданином.  
И для этого, кстати, в ИК-1 пензенского УФСИН делается столько такого-эдакого, чего и не во всяком вольном селе, даже Подмосковья - найдёшь: 
- двухкомнатное помещение под библиотеку и как следствие  -  больше трети активно пользующихся библиотекой, осужденных… 
- отлаженные производственные цеха – и значит 150 работающих в промзоне  колонии… - - есть желание поработать но нет умения – в колонии организован свой УПК… 
- желаешь получить высшее образование – организован компьютерный класс для заочников…
- можешь отличить арфу от бубна - выделено помещение под клуб со средствами для приобретения музыкальных инструментов: на концертах, кстати, в зале яблоку негде упасть… 
- почувствовал желание грехи свои попытаться замолить – построен и постоянно действует православный храм…, 
- не хватает тяму всем этим более-менее нормально пользоваться - рядом с ним зал для проведения воспитательно-разъяснительных бесед: с импортным телевизором, DVD и вполне приличной видеотекой…
- ну а уж коли ваащще невмоготу - есть и, раза в три больше, чем каморка заместителя начальника колони – комната релаксации (для заключённых, разумеется: их охране не до этого – объясняют очередных наблюдателям, что имеющееся на территории колонии футбольное поле пока, ещё не соответствует евро стандартам ФИФА, ввиду снижения внимания со стороны ВВП…)
- есть также и собственная пекарня с мукомольной установкой…
- в спальных комнатах - одноярусные кровати (я между прочим - в училище спал на втором…) 
- не устраивает общение с сотрудниками колонии - выделена отдельная комната Гласности (!!!) с отдельнымкоридором, для прямой связи с начальником Управления… под видеозапись, разумеется… 

- Вот только ещё аквариум в релаксационной комнате рыбками не успели заселить – чуть ли не виновато (!!!) разводит руками начальник отделения воспитательной работы Управления подполковник  Андрей Дубинин – но это мы обязательно устраним…
И, конечно, устранят… хотя на все СИзо и колонии Управления, непрекращающиеся реформы ФСИН России оставили в распоряжении Андрея Александровича всего три (!!!) сотрудника - чтоб было кому отчёты для ФСИН писать: другая их работа, включая и воспитательную, Центр (как уже было отмечено выше…) не интересует – нонсенс!
То же самое, кстати, и в ИК-1: где всё воспитание организовывается отделом из… четырёх воспитателей. То есть больше сотни осужденных на «брата». И поэтому, на период отпуска начальника отдела – «плечо» подставляет один из начальников отрядов: в данном случае – капитан Артём Шаумян. Лучший, кстати, руководитель данного звена  по результатам внутри управленческого конкурса. 
- Теперь вот на Всероссийском в Ижевске будет выступать – не скрывает гордости за своего подчинённого Александр Александрович.
А что – и выступит! И защитит - при таком-то отношении к любой работе: если только она нужна для Дела, которому он столь успешно служит. Вопрос в другом – а кто защитит его самого? Как впрочем, и его старших  коллег по цеху…
 Скажем - от тех же «наблюдателей»:  кричащих на каждом углу о - просто нечеловеческих условиях жизни в российских колониях! Не говоря уже о досужих слухах и домыслах о вкусе икры – от тех, кто её ни разу не пробовал… а что Вы хотели? Если для обеспечения, по-генеральски красивых (и главное – очень правильных…) призывов зам. директора ФСИН России Николая Колесника …всесторонне, глубоко и объективно освещать деятельность УИС в СМИ…– в данном Управлении есть только один (!!!) сотрудник, так называемой, пресс-«службы»! А, скажем, насмерть запуганное руководство УФСИН по Белгородской области - вообще отказалось сказать хотя бы несколько даже добрых слов… для предложенного материала о прекрасном Человеке, своём бывшем начальнике полковнике Юрие Дмитракове: вот привезите нам письменное разрешение от ФСИН – тогда пожалуйста! А так… - цирк, вобщем да и только!   
А жаль… потому что писать-то как раз – действительно, есть о чём…
Скажем, почему это для выполнения требуемых (!!!) ФСИН-ой нормативов по воспитанию осужденных – тот же начальник отряда должен (???): работать – за двоих, не досыпать – за троих и видеть собственных детей только спящими в их кроватках? Поскольку все эти региональные (кто ж самому себе-т - хоть что-то отрежет…) сокращения - просто вынуждают его, уходить на работу, когда они ещё спят и приходить, когда они уже - десятый сон видят… 
О каком-то же их воспитании – вообще речи нет: всё переложено на баб-дед-мамины плечи… пусть и с некоторым подслащением пилюли в виде повышения зарплаты – толку-то от этого: ведь поменять здоровье на деньги – этт конечно можно… обратный процесс вот только - у любого из них, вряд ли получится.
Или вот была такая прекрасно-стимулирующая практика: обнаружил инспектор на досмотре (под видеконтролем – разумеется...) запрещённые предметы у, идущего на свидание к осужденному – сразу же денежное вознаграждение! За бдительность, так сказать… - ан нет! Умные головы из Центра, взяли да и - убрали. Спрос же, за бдительность эту, равно как и за воспитательную работу – только усилили. 
Нет, потом-т, естественно, спохватились… и в начале этого года премии вернули, но – только на бумаге: сначала полгода думали как всё это делать (???),  а потом вроде бы и денег под всё это не оказалось… клювик, в смысле, вытащили из собственного ..., а хвостик-т – так и остался….
Самое интересное – конечно же, и бдительность проявляется, и воспитательная работа ведётся…: наверное ещё и потому, что люди здесь работают, явно по старинке – не за какие-то там миллиарды, а просто… служить по-другому - не умея….
   
И это радует…

Москва-Пенза-УФСИН-ИК-1-Москва 
Василий Ятленко

Последние новости