МОРДОВСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

МОРДОВСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

 

Практически все слышали о таком аномальном явлении, как Бермудский треугольник. Однако мало кто из фанатов непознанного слышал о треугольнике не менее загадочном и находящемся к тому же в отечественных широтах. Это – «Мордовский треугольник». Его стихия – метель, яростно взвихряющяя снежные волны. Хорошо тем, кто наблюдает метель из окна теплого дома. И очень плохо тому, кого она застала в дороге. Метель не просто слепит глаза и разрывает легкие. Она еще и заметает следы.
«Архипелаг ГУЛАГ» за прошедшее с исчезновения Советского Союза время уменьшился в размерах. Сегодня, наверное, уместнее было бы говорить о «Республике ФСИН». Федеральная служба исполнения наказаний создана для исполнения приговоров суда и, соответственно, для содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых, осуждённых. В подчинении службы находятся все места лишения свободы России. Исторически сложилось так, что немалая часть этих самых мест располагается в республике Мордовия. Возьмем, к примеру, поселок городского типа с поэтическим названием Зубова Поляна, известный каждому, кто хотя бы раз проезжал по федеральной трассе М5. Если верить местным краеведам (а почему бы и нет), то до 1917-го года здешние крестьяне занимались исключительно пчеловодством да изготовлением всяких полезных штук из дерева. Не то сегодня. Все потенциальные рабочие места связаны исключительно с этими четырьмя буквами: ФСИН. Хотя заключенных в России меньше не становится, не становится больше и тех, кто их охраняет. Отсюда – конкурс на такие места, и почище, чем у иных столичных топ-менеджеров.
Вот он, «Мордовский треугольник», ни одну из точек которого не минуют те, кто попал сюда не по своей воле: суд, прокуратура и непосредственно структуры Федеральной службы исполнения наказаний. Адвокаты Православного правового центра и съемочная группа телеканала «Радонеж-адвокат» оказались в загадочном «Треугольнике» отнюдь не случайно. Адвокатам надо было помочь своим подзащитным. А представители съемочного цеха были движимы исключительно благородным намерением: рассказать зрителям о сегодняшнем дне исправительных учреждений на территории Мордовии. И в Зубово-Полянский районный суд, и в Дубравную прокуратуру, и в Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия, в полном соответствии с Законом о средствах массовой информации, заблаговременно были направлены соответствующие аккредитации. Однако люди, призванные закон охранять, далеко не всегда считают нужным ему следовать.
Начать решили с Зубово-Полянского районного суда. Его с полным правом можно назвать уникальным, так как девяносто процентов рассматриваемых им дел связаны с пятнадцатью зонами, которые этот суд обслуживает. Не будем забывать и о том, что в Уголовный кодекс периодически вносятся некоторые поправки, сокращающие срок отбывания наказания по той или иной статье. Но максимум гуманизма, который позволяют себе судьи, насчитывает лишь два месяца. Почему не больше? Это – одна из загадок «Треугольника», только ждущая своего пытливого исследователя. Кроме того, немалую часть адвокатской практики занимают и вопросы условно-досрочного освобождения. Однако и здесь не без тайны: из десяти заявлений сотрудники ФСИН отбирают в лучшем случае одно.
Председатель Зубово-Полянского районного суда Валерий Васильевич Шиндин принял журналиста и весьма заинтересованно обсудил список вопросов для собственного интервью, каковое пообещал дать на следующий день. Обрадованная столь позитивным началом командировки, съемочная группа двинулась в следующую точку заколдованного треугольника, а именно - в Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия, в населенный пункт под названием Явас.
Если обычные населенные пункты России обязаны своим происхождением тем, что находились на транспортных артериях, либо на ключевых линиях обороны, либо в местах развития ремесел и сельского хозяйства, то Явас был основан в 1931-м году исключительно как центр быстро развивавшейся системы лагерей, получившей название ТемлАг (Темниковский лагерь), ставший затем Дубравным лагерем. По обеим сторонам этой дороги на несколько десятков километров – то, что называется коротким словом «зона»: «Спецзона», «Зона для иностранцев», «Женская». А командует всем этим хозяйством генерал-майор внутренней службы Рамазан Азаматович Ягьяев. Но вот к нему-то съемочная группа и не попала. Госпожа Ханиева, руководитель пресс-службы, профессионально закрываясь от объектива, пояснила, что съемка не состоится. Надо ли говорить, что последующий визит в Дубравную прокуратуру Республики Мордовия также ни к чему не привел. Треугольник замкнулся. Правда, прокурор, отдадим ему должное, не стал прятаться от журналистов, а честно разъяснил, что без разрешения от вышестоящих инстанций беседовать с прессой он не может.
Впрочем, наивные журналисты продолжали лелеять надежду на завтрашнюю встречу с судьей Шиндиным. А завтра наступила метель. Если, как писал классик, «редкая птица долетит до середины Днепра», то не менее редкая машина доехала бы в этот день до Зубовой Поляны. Однако чувство профессионального долга оказалось сильнее стихии! Увы, как выяснилось, не у всех… Информация о том, как поступили с журналистами его коллеги, быстро настигла Валерия Васильевича Шиндина. И в сложившейся ситуации он не счел нужным ломать уже отработанную стройную схему. Тем более, что немедленно сыскались срочные дела и в суде, и в колонии. А ведь съемочная группа была настроена на позитивный диалог, без малейших предубеждений! Но если представитель «третьей власти» внезапно и резко отказывается отвечать на им же согласованные вопросы «власти четвертой», то, стало быть, он ощущает себя властью единственной. Властью, которая считает ниже своего достоинства рассказывать о собственных деяниях. Вдруг за чередой дежурных словес и иносказаний нечаянно сверкнет крупица правды! А правда в том, что далеко не все благополучно в «Мордовском треугольнике». В том числе и в судах. Многим памятен трагический случай, когда судья Теньгушевского районного суда Республики Мордовия Галина Вельматкина фактически осудила больного раком Игоря Корнеева на смерть. Православный правовой центр среди других форм юридической помощи нуждающимся в ней людям занимается также страхованием жизни и здоровья осужденных. Юристы Центра подают запрос начальнику той или иной колонии о состоянии здоровья человека, в ней содержащегося. И чаще всего получают двойную отписку. Медсанчасть той самой колонии такую справку выдать отказывается, ссылаясь на «врачебную тайну», что само по себе является правовым нонсенсом. Ту же позицию занимает и прокуратура. Позиция суда была описана выше. Вот он, Мордовский треугольник во всей своей страшной красе! Треугольник, точки которого связывают не геометрические линии, а круговая порука. Тем более бесчеловечная, что уж сами-то его представители знают, что творится внутри. Знают о недавней вспышке туберкулеза в женской колонии ИК-2. И о том, что там же на производстве работают инвалиды с отсутствием конечностей. И то, что норму выработки на тысячу человек должны выполнять чуть более четырехсот. И то, что за малейший брак женщин избивают ногами. И то, что заключенному ИК-5 Сергею Ваниеву, чтобы подтвердить онкологический диагноз и назначить квалифицированный курс лечения, необходимо сделать томографию. Что, в свою очередь, невозможно без хирургической операции по извлечению пули, сидящей в голове. Медицинские работники ФСИН, заявляя, что с заключенным все нормально, просто уничтожают подлинные медицинские документы. А ведь Ваниев – бывший начальник уголовного розыска, получивший тяжелое ранение при исполнении служебных обязанностей. Бездушная машина перемалывает всех, «своих» здесь не бывает.
Казалось бы, и юристы Православного правового центра, и журналисты телеканала «Радонеж-адвокат» преследуют с сотрудниками Федеральной службы исполнения наказаний одни и те же цели: обеспечить соблюдение предусмотренных законами Российской Федерации прав тех граждан страны, которые находятся в местах лишения свободы. Однако «Республика ФСИН», похоже, становится монархией. Монархией со множеством царей, скрывающих все, что творится в их царствах.
И еще один штрих к портрету одного из несостоявшихся собеседников, а именно судьи Шиндина. От Православного правового центра ему должна была вручаться икона с изображением российских святых великомучеников - адвоката Ивана Михайловича Ковшарова и ученого-юриста Юрия Петровича Новицкого. Однако, как выяснилось, эта икона ему не очень-то и нужна. Однако без подлинной веры в сердце истину не обрести. Может быть, когда-нибудь Валерий Васильевич Шиндин это осознает. Лишь бы это прозрение не запоздало...
В «Сталкере» Стругацких «зоной» именуется место, где привычные всем предметы обретают иную, не свойственную им сущность. В тех местах, которые называются «зоной» в «Мордовском треугольнике», нечеловеческую сущность порой проявляют люди, кажущиеся с виду вполне нормальными. Может быть, настоящая книга об этом паранормальном явлении еще ждет своего автора. Но ему, кем бы он ни был, окажется безумно трудно разглядеть суть происходящего за белым вихрем метели. Той самой метели, которая слепит глаза и заметает следы…

Последние новости