ЭПИДЕМИЯ МАГНИТСКОГО ИЛИ ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА

«ЭПИДЕМИЯ  МАГНИТСКОГО»

ИЛИ  ТЕОРИЯ  ЗАГОВОРА

 

В одном из СИЗО Ростова-на-Дону уже почти год томится бывший начальник ИФНС по Октябрьскому району города, 36-летний Христофор Головатов. Чиновника обвиняют в том, что по его вине из федерального бюджета исчезли почти 343 миллиона рублей. Тот факт, что нарушения, допущенные Головатовым, весьма спорны, следствие нисколько не смущают. Однако, куда серьезнее то, что чиновник страдает серьезнейшим онкологическим заболеванием – раком предстательной железы III степени. Без медицинской помощи оно чревато тяжелыми осложнениями, способными привести к гибели человека, виновность которого вызывает огромные сомнения. Недавно обследовать Христофора Головатова из Москвы приехали специалисты ведущей медицинской организации страны — Первого МГМУ им. И.М.Сеченова. Однако представители ФСИН сделали все, чтобы сорвать работу экспертов, и продемонстрировали настоящие чудеса безжалостной бюрократии.

 

Врачи спешат на помощь

 

Утром 8 августа Ленинский районный суд Ростова-на-Дону в очередной раз продлил срок содержания под стражей для Христофора Головатова. Чиновник был помещен в СИЗО №5 больше 11 месяцев назад – и с тех пор ни у кого из представителей правоохранительных органов не возникло мысли о том, что в отношении Головатова можно было бы рассмотреть и иную меру пересечения. Однако защита чиновника утверждает: оснований для этого более, чем достаточно.

 

- Мой подзащитный болен тяжелейшим онкологическим заболеванием - раком предстательной железы III степени, -  говорит адвокат Геннадий Нефедовский. Тем не менее, суд уже почти год постоянно выбирает для Христофора Головатова меру пресечения в виде заключения под стражу, ни о какой более мягкой мере пресечения у слуг Фемиды речи не идет. Мы предложили залог в 500 тысяч рублей и подписку о невыезде для того, чтобы мой подзащитный мог проходить полноценное лечение. Состояние Головатова ухудшается, он чувствует себя очень плохо: его мучают постоянные головные боли и кровотечения. Однако суд и следствие раз за разом отказываются видеть за бумагами человеческие страдания и боль.
Чтобы исправить ситуацию вокруг содержания под стражей Христофора Головатова, которая, по всей видимости, создает реальную угрозу для жизни арестанта, Геннадий Нефедовский направил во ФСИН Ростовской области ходатайство, в котором попросил допустить к Головатову специалистов-онкологов для проведения его тщательного обследования. Нефедовский особо отметил, что эта мера – исключительно вынужденная: специалисты ФСИН попросту не в силах обеспечить все необходимое Головатову лечение. К 8 августа прошло с подачи ходатайства прошло три недели, визит врачей был согласован защитой с руководством ГУ ФСИН по Ростовской области. И вот из Москвы на помощь к Христофору Головатову прибыли ведущие специалисты по судебно-медицинской экспертизе из первого МГМУ им. И.М.Сеченова – врачи Александр Аулов и Иван Дубровин.

Пытка ростовской жарой

- Оказавшись в Ростове-на-Дону, мы с моим коллегой сразу же направились в Ленинский районный суд, чтобы оценить состояние Христофора Головатова, — говорит Иван Дубровин. Еще до этого момента мы успели ознакомиться с медицинскими документами, из которых следовало, что у арестованного имеется тяжелое онкологическое заболевание в III стадии. При наличии такого диагноза у пациента есть риск развития осложнений, угрожающих жизни, если он не будет получать необходимое лечение. Я видел Христофора Головатова на заседании суда – и сразу же сделал для себя определенные выводы. Его внешний вид был далеко не здоровым – была видна желтушность кожных покровов, резкая бледность и потливость несмотря на то, что в зале было прохладно. Все это наглядно говорило о плохом самочувствии Головатова.
Медицинские документы, имеющиеся в материалах уголовного дела, говорят о том, что Христофор Головатов находился на лечении в немецком Кёльне, где, кроме того, было проведено его тщательное обследование и взята биопсия. По мнению судмедэксперта Александра Аулова, следствие должно было направить в Германию официальный запрос, чтобы получить биологические материалы обследования Головатова. Правда, правоохранительные органы Ростова-на-Дону почему-то не стали этого делать. Больше того – они получили у местных врачей заключение, в котором ничего не сказано об онкологическом заболевании у подсудимого. Это бумага дала возможность следователям попросту не принимать во внимание медицинские документы, подготовленные квалифицированными немецкими специалистами, а также раз за разом продлять срок содержания Христофора Головатова под стражей. 
- Очевидно, что в такой ситуации необходимо проведение независимой, комиссионной судебно-медицинской экспертизы в отношении обвиняемого, которая может дать однозначный ответ на вопрос, имеются ли онкологические заболевания у Головатова и какой они носят характер, — говорит Александр Аулов. Надо понимать, что онкология – это вещь хроническая и прогрессирующая, лишь в отдельных случаях борьба с болезнью дает положительный эффект и ремиссию. Но Христофор Головатов не получал никакой медицинской помощи практически на протяжении года, что почти наверняка сильно ухудшило его состояние здоровья. Бесконтрольно прогрессирующее онкологическое заболевание может привести к смерти человека. И в случае такого исхода с Головатовым моральную ответственность за случившееся будут нести те, кто принимал решение о продолжении его содержания в СИЗО.
Вечером 8 августа делегация из адвоката Геннадия Нефедовского, а также врачей Ивана Дубровина и Александра Аулова прибыла к СИЗО №5 на Тоннельной улице. К ним вышел исполняющий обязанности начальника учреждения Николай Комиссаров и, сделав удивленный вид, сказал, что ничего не знает об их визите к Христофору Головатову. Сославшись на неотложные дела, Комиссаров отъехал – по его словам, всего на 20 минут. В итоге чиновник отсутствовал 2,5 часа. Все это время известный правозащитник и высококлассные эксперты из Москвы провели на ногах. В тот день в Ростове-на-Дону стояла страшная, сорокоградусная жара, от которой буквально плавился асфальт. Но посетителям Головатова от нее было негде спрятаться, и ожидание начальника СИЗО №5 превратилось для них в настоящую пытку. 

Онкология как приговор

После 2,5 часов ожидания на жаре терпение у адвоката и врачей лопнуло. Они связались с Алексеем Ветровым, начальником ФКУЗ «Медико-санитарная часть №61 ФСИН». Тот заверил Нефедовского, Дубровина и Аулова, что непременно разберется в ситуации, и уже завтра в 8 часов утра они смогут попасть к Христофору Головатову для обеспечения медицинской помощи и проведения необходимых экспертиз.
- Когда утром 9 августа мы приехали на Тоннельную улицу, нам вначале пришлось прождать несколько часов на той же самой, что и вчера, сорокоградусной жаре, — говорит Геннадий Нефедовский. Потом к нам вышел исполняющий обязанности СИЗО №5 Николай Комиссаров и сообщил, что никаких указаний относительно нас не получал и ничем нам помочь не может. Тогда я, как официальное лицо, адвокат, потребовал от него ответ в письменной форме с объяснением причин отказа. Три часа спустя нам, измученным от жары и ожидания, был предоставлен ответ, который нельзя назвать иначе, как издевательством:
«Сообщаю, что обвиняемый Христофор Головатов 1970 года рождения содержится в СИЗО №5. В соответствии с требованием 18 статьи ФЗ №103 от 15.07.1995 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками или иными лицами».
- 8 и 9 августа мы провели под палящим солнцем в общей сложности 10 часов, но так и не были допущены к Христофору Головатову, — говорит Александр Аулов. Я и мой коллега считаем, что состояние здоровья Головатова вызывает серьезные опасения. В медицинской части СИЗО №5 мне заявили, что у них в штате есть онколог. Конечно, это прекрасно – но есть одно «но». По всем правилам у онколога есть широкий круг обязанностей. Он должен обследовать больного, делать ему анализы вплоть до биопсии и при необходимости помещать в профильное медицинское учреждение, где специалисты будут решать, какое именно лечение назначить. Однако ничего этого в отношении Христофора Головатова сделано не было, и у меня есть все основания полагать, что штатный онколог СИЗО №5 Ростова-на-Дону просто не справляется со своими обязанностями.
По мнению адвоката Геннадия Нефедовского, ситуация вокруг Христофора Головатова выглядела странной с самого начала – и отказ в допуске квалифицированных специалистов лишь усиливает подозрения в том, что тут замешаны высокопоставленные третьи лица. Расследование по 286 статье УК РФ «Превышение должностных полномочий» в отношении Головатова недавно завершилась – и на обвиняемого завели еще одно уголовное дело, на этот раз по 210 статье УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)». Нефедовский уверен: следствие сделало это умышленно, чтобы затянуть процессуальные сроки. Однако защита Христофора Головатова не намерена опускать руки и продолжит свою борьбу за свободу и честное имя пленника СИЗО №5.                    
Алексей Тихонов 

 

13 минут из жизни подследственного.

       Именно такое количество времени 14 сентября 2016 года судья Ростовского областного суда зачитывал решение по ходатайству следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Головатова Христофора Леонидовича. Что творилось в душе этого человека, когда с каждым словом судьи он понимал, что из СИЗО его не выпустят еще несколько месяцев? Надеялся ли он на чудо, или уже полностью перестал верить в это красивое слово Правосудие? 
       Инициатором возбуждения «дела Головатова», как это не странно звучит, можно назвать самого Христофора Леонидовича. Находясь на должности начальника ИФНС по Октябрьскому району города Ростова-на-Дону, Головатов, выполняя свои служебные обязанности,  подписал документы на возврат НДС компании ООО «Ново трейд». Все процедуры  и инструкции, с точки зрения закона, были соблюдены: документы оформлены надлежащим образом, банковская гарантия, данная ОАО «НББ», превышала сумму налогового вычета почти вдвое. И, согласно Налоговому Кодексу, по истечении 5 дней, отведенных на данные процедуры, Головатов подписал заявление коммерсантов. Спустя несколько месяцев представители ИФНС начали камеральную налоговую проверку по  декларации  ООО «Ново трейд», в результате которой всплыли мало утешительные факты: налицо было мошенничество. Кроме того, банк, выдавший гарантии, как говорят в народе  «лопнул». Результаты проверки  немедленно сообщили в вышестоящие органы, и Христофор Леонидович обратился  в ГУ МВД Ростовской области  для возбуждения уголовного дела в отношении компании «Ново Трейд». А в дальнейшем  следствие решило, что данный чиновник заранее знал о многочисленных подлогах в документах компании, и уже в отношении него было возбужденно уголовное дело по 3 части 286 статьи УК РФ «Превышение должностных полномочий». 18 сентября 2015 года  Головатова Х.Л. заключили  под стражу.
      Неоднозначность ситуации вокруг ареста Христофора Головатова очевидна даже на первый взгляд. На учете ИФНС по Октябрьскому району города Ростова-на-Дону  на момент возникновения дела состояло более 7 тысяч юридических лиц и 16 тысяч индивидуальных предпринимателей. Разве мог начальник инспекции физически помнить финансовое состояние каждого из них? И откуда начальник ИФНС, всего лишь по району города Ростова-на-Дону, мог заранее знать о том, что у московского банка, выдавшего гарантии, отзовут лицензию и банк объявят банкротом? (По данным Центрального банка РФ в 2014 году количество коммерческих банков и небанковских организаций, обладающих действующей лицензией, составило 872 шт., из них 418 крупных. По величине активов ОАО «НББ» на 01.04.2014 занимал 223 место в банковской системе Российской Федерации.) И чем дольше длиться следствие, тем больше возникает вопросов. 
       Согласно статье 109 УПК РФ, содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца. В случае невозможности  закончить  вовремя расследование, этот срок может быть продлен сначала  до 6,  а затем  и до 12 месяцев. Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев продлевают лишь в исключительных случаяхв отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, до 18 месяцев. Дальнейшее продление срока не допускается. 
        После  одиннадцати  месяцев следствия (2 августа 2016 года),  Головатову Х. Л. было  предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.210 ч.3 (создание преступного сообщества или участие в нем, с использованием своего служебного положения) и ст.159 ч.4 (мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере). Таким образом, дело перешло из разряда «тяжких» в «особо тяжкое», что позволило следователю подать ходатайство о продлении срока заключения, для дальнейшего расследования дела.  Но разве  сама по себе необходимость дальнейшего расследования может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей?  
      В последнее время следствие регулярно арестовывало высокопоставленных чиновников, но зачастую коррупционные скандалы заканчивались развалами дела в суде и небольшими сроками наказания. Почему же к чиновнику не столь уж высокого  ранга  применяют столь строгие меры?  Головатов  Христофор Леонидович находится  в СИЗО уже целый год.
     Согласно ч. 3, 4 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Обе стороны должны быть равноправны перед судом. Головатов Х.Л. ранее судим не был,  темных пятен в его служебной деятельности не наблюдалось. Кроме того, обвиняемый страдает  онкозаболеванием, что само по себе является препятствием для содержания в следственном изоляторе. Предъявленные Головатовым медицинские заключения, в том числе из немецкой клиники, о наличии у него рака третей степени, следствием не принимаются. Но и  обратного, что болезни у обвиняемого нет,  следователь не доказал.  А время идет…
      Некогда громкие трагедии в столичных изоляторах послужили поводом для изменения содержания больных под стражей. Имена Сергея Магнитского и Веры Трифоновой известны теперь не только у нас в стране. У них разные судьбы, но похожая смерть: оба были арестованы по обвинению в мошенничестве и уже никогда не увидели свободу. Когда еще при жизни Магнитского адвокаты били тревогу, следствие отмахивалось от них. То же происходит и с «делом Головатова». По словам адвокатов заключенного, их просто не слышат. Задают один вопрос, а ответ получают на совершенно другой, как в школьном анекдоте: - Тебе сколько лет?  - Меня зовут Ваня.  Каким же еще образом стражей закона можно убедить, что жизнь человека дороже ведомственных показателей? Чем опасен  для общества Христофор Головатов, здоровье  которого становится все хуже и хуже? 
     По мнению многих специалистов, речь может идти о целой системе: человека бросают в камеру, чтобы добиться нужных показаний. Чем ему хуже за решеткой, тем лучше. Мол, быстрее расколется. Созданный для мониторинга смертей в ОВД, СИЗО и ИВС проект «Русская эбола» из открытых источников за 2015 год насчитала 197 случаев смерти задержанных и заключенных.
        Итак, 13 минут монотонной  негромкой  зачитки   решения  по ходатайству следователя,   определили  и дальше Головатову Христофору Леонидовичу, не только терпеть тяготы пребывания в СИЗО, но и бороться с болезнью в условиях совершенно для этого  не подходящих.  Суд  назвал это оправданной мерой, и срок  его содержания под стражей продлен до 17 декабря 2016 года…  
       Как бы то ни было, но наша судебная практика должна измениться. Правду и справедливость нужно отстаивать более гуманными методами. Если человек умирает в следственном изоляторе, он умирает невиновным, поскольку приговор ему еще не вынесен.  Сейчас уже довольно много примеров  в кассационной практике, когда подсудимых отпускали из СИЗО по медицинским показателям. Ведь подследственные, лишенные права на свободу, всех остальных человеческих прав не лишены. В частности, права на жизнь и на лечение.     
Елена Смолянинова.  
Член Союза Журналистов России 

Последние новости