Ваше имя:
Ваш телефон:
Русские буквы
 

Мы не заставим Вас долго ждать!

Звоните!
spacer
Кто мы

Объединение Радонеж

∗ ∗ ∗

Наша команда

∗ ∗ ∗

Наша концепция

∗ ∗ ∗

ПРАВОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ

spacer
События


ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЕ

Можайский беспредел 2

Публикации

∗ ∗ ∗

Статьи и документы

spacer
Страхование


ПО ВОПРОСАМ СТРАХОВАНИЯ

8 (963) 770-66-15

Страхование заключенных

Забота о здоровье осужденных

Застрахованные солдаты

spacer
Внимание!
Просмотр темы
Православный центр духовной помощи и правовой защиты. | Суд | Обсуждение судебных решений...
Автор Аппеляционная жалоба в интересах Головатова Х.Л.
Savenkov
Администратор

Сообщений: 1161
Зарегистрирован: 04.02.10
Опубликовано 09-07-2017 16:12
В Судебную коллегию по уголовным делам Ростовского областного суда
344021, г. Ростов-на-Дону,
ул. Социалистическая, д. 164/35

Адвоката Нефедовского Геннадия Викторовича
Адрес: 344019, г. Ростов-на-Дону, ул. 1-линия, 23

в защиту прав
Головатова Христофора Леонидовича
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 210 ч. 3, 159 ч. 4. 286 ч. 3 п. «в» УК РФ

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Постановлением Ростовского областного суда от 06 июля 2017 года продлен срок содержания обвиняемого Головатова Христофора Леонидовича, 28.11.1970 года рождения, уроженца города Ростова-на-Дону, под стражей на 02 месяца 00 суток, а всего до 24 месяцев 13 суток, то есть до 29 сентября 2017 года.

С указанным постановлением суда не согласен по следующим основаниям.

Никто не может быть ограничен в своих правах на неопределенный или слишком длительный срок, и разумные временные рамки допускаемых ограничений должны быть закреплены законодательно. (Постановление КС РФ от 24 июня 2009 г. № 11-П, Постановление КС РФ от 20 июля 2011 г. № 20-П, Определение КС РФ от 14 июля 1998 г. № 86-О).
В силу принципа презумпции невиновности до вступления в законную силу обвинительного приговора суда на обвиняемого не могут быть наложены ограничения, сопоставимые по своей тяжести с уголовным наказанием (Постановление КС РФ от 6 декабря 2011 г. № 27-П). Суды должны обеспечивать справедливую процедуру принятия решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу (Постановление КС РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П).
Вопрос об ограничении права гражданина на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества в виде заключения под стражу в уголовном процессе не может решаться произвольно или исходя только из формальных условий. При его решении должен соблюдаться баланс прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, чтобы, с одной стороны, компенсировать причиненный преступлением ущерб, а с другой – гарантировать право на возмещение вреда, причиненного обвиняемому в случае его незаконного уголовного преследования, произвольного и несоразмерного ограничения его права на свободу и личную неприкосновенность, подчеркнул КС РФ (абз. 6 п. 2 Постановления).
Не было принято во внимание, что была подана жалоба в Европейский суд по правам человека.
Аналогичной позиции, указанной выше, по данному вопросу придерживается и Европейский Суд по правам человека. Согласно позиции Европейского суда по правам человека, защита лица от вмешательства государства в его право на свободу и личную неприкосновенность реализуется за счет обеспечения баланса между общественными интересами, которые могут потребовать предварительного заключения лица под стражу, и важностью права на свободу личности с учетом презумпции невиновности, поэтому продолжительность содержания под стражей не должна превышать разумных пределов. Продление же срока содержания под стражей только на основании тяжести преступления недопустимо – необходимо учитывать и другие обстоятельства, например возможность оказания обвиняемым давления на свидетелей, вероятность того, что он может скрыться от правосудия, а также сложность дела, поведение обвиняемого, мнение компетентных органов и т. д. (Постановление ЕСПЧ от 26 июня 1991 г. по делу "Летелье (Letellier) против Франции", Постановление ЕСПЧ от 28 октября 1994 г. по делу "Мюррей (Murray) против Соединенного Королевства", Постановление ЕСПЧ от 28 июня 2007 г. по делу "Шухардин против России" и др.).
Таким образом, Головатов Х. Л. не сможет оказать давление на свидетелей, поскольку все следственные действия по уголовному делу завершены, свидетели опрошены, их показания зафиксированные следователем в протоколах допросов.
Скрыться от органов следствия и суда Головатов Х. Л. также не сможет, поскольку к нему возможно применить такую меру пресечения, как домашний арест. Что также исключает какое-либо перемещение обвиняемого вне пределов жилого помещения.
В то же время законодательство предусматривает и средства правовой защиты граждан от произвольного или несоразмерно длительного содержания под стражей. Так, на любой стадии производства по делу обвиняемый или его защитник вправе заявить ходатайство об изменении или отмене меры пресечения.
Такое ходатайство стороной защиты было заявлено, однако оставлено судом без удовлетворения, без указания конкретных обстоятельств и мотивов такого отказа.
Конституция РФ провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагает на Россию как демократическое правовое государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, охранять достоинство личности, нравственность, здоровье, честь и доброе имя каждого и в этих целях, а также в целях охраны иных конституционных ценностей, включая законность, правопорядок и общественную безопасность, требует законодательного определения уголовно-правовых запретов общественно опасных деяний и наказания за их нарушение, закрепляет возможность ограничения права на свободу и личную неприкосновенность по судебному решению и в установленном законом порядке, в случаях, когда охраняемые ею ценности становятся объектом преступных посягательств, правосудие по уголовным делам осуществляется при обеспечении права на судебную защиту как потерпевшим от преступлений, так и лицам, преступившим уголовный закон.
Вместе с тем, публичные интересы, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей.
Никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком продолжительный срок. По смыслу закрепленного принципа презумпции невиновности, до вступления в законную силу обвинительного приговора на подозреваемого, обвиняемого не могут быть наложены ограничения, в своей совокупности сопоставимые по степени тяжести, в том числе срокам, с уголовным наказанием, а тем более превышающие его.
Суд, как орган правосудия, призван обеспечить справедливую процедуру принятия решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу исходя из одинаковой природы и значения судебных гарантий для защиты прав и законных интересов личности при принятии решений, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности, вне зависимости от того, на какой стадии уголовного судопроизводства эти решения принимаются.
Приведенные требования а также основанные на них правовые позиции предполагают, что ограничение права на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества, применяемой в виде меры пресечения в уголовном процессе, должно обеспечиваться судебным контролем и другими правовыми гарантиями его справедливости и соразмерности, с тем чтобы данный вопрос не мог решаться произвольно или исходя из одних лишь формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, соблюдая баланс публичных интересов правосудия, прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. При этом конкретные границы контролируемых судом сроков содержания под стражей не устанавливаются и не являются обязательным условием обеспечения права на свободу и личную неприкосновенность и его судебной защиты, а определяются законодателем с учетом их разумности, обусловленной недопустимостью возложения на подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления обременений на неопределенное или слишком долгое время, и принимая во внимание требования эффективности реализации публичных функций и процессуальной экономии.
Аналогичной позиции придерживается и Европейский Суд по правам человека, по мнению которого правовая защита лица от произвольного вмешательства со стороны государства в его право на свободу, гарантированное статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предполагает соразмерность ограничения этого права, означающую обеспечение баланса между общественными интересами, которые могут потребовать предварительного заключения лица под стражу, и важностью права на свободу личности - с учетом презумпции невиновности; при установлении такого баланса важным фактором является продолжительность содержания под стражей, которая не должна превышать разумных пределов; при этом, хотя особая тяжесть преступлений может вызвать такую реакцию общества и социальные последствия, которые делают оправданным предварительное заключение лица по крайней мере в течение определенного времени, продление содержания под стражей на основе учета одной только тяжести преступления недопустимо, - необходим учет обстоятельств, оправдывающих его содержание под стражей (возможность давления на свидетелей, опасность, что это лицо скроется от правосудия, и др.), а также важность предмета разбирательства, сложность дела, поведение этого лица, мнение компетентных органов и др.
Следовательно, применение такой непосредственно затрагивающей право на свободу и личную неприкосновенность меры пресечения, как заключение под стражу, предполагает определение в законе временных рамок содержания лица под стражей в соответствии с принципами справедливости и равенства, с тем чтобы обеспечить защиту конституционно признанных ценностей, осуществление правосудия по уголовным делам и доступ к нему потерпевших, компенсацию причиненного преступлением ущерба, а также гарантировать право на возмещение государством вреда, причиненного подозреваемому, обвиняемому в случае их незаконного уголовного преследования, произвольного и несоразмерного ограничения их права на свободу и личную неприкосновенность.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет единые для всего уголовного судопроизводства нормативные основания ее применения (статьи 97, 99 и 108), а также закрепляет сроки содержания под стражей и порядок их продления.
Согласно статье 109 УПК Российской Федерации содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца (часть первая); при невозможности закончить предварительное следствие в указанный срок он может быть продлен судьей до 6 месяцев; дальнейшее продление срока до 12 месяцев допускается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела (часть вторая), а в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, - до 18 месяцев (часть третья). Таким образом, продолжительность содержания под стражей на досудебной стадии производства по уголовным делам имеет строго фиксированные ограничения, за пределами которых дальнейшее продление пребывания под стражей, по общему правилу, не допускается, чем предопределяется обязательность немедленного освобождения содержащегося под стражей обвиняемого (часть четвертая статьи 109 УПК Российской Федерации).
Суд может продлить время содержания обвиняемого под стражей за рамками предельного срока в целях его ознакомления с материалами дела, а по ходатайству обвиняемого или его защитника - и с иными материалами данного дела.
Согласно ч. 8 ст. 109 УПК РФ судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает, одно из следующих решений:
1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд;
2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.
Вместе с тем, суд, в нарушение п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК РФ самостоятельно установил срок содержания под стражей дополнительно еще на 4 месяца 13 суток, а не до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела.
В результате такой правовой неопределенности в отношении предельных сроков содержания под стражей положения статьи 109 УПК РФ на практике, как свидетельствуют, в частности, материалы дела в отношении Головатова Х. Л., могут расширительно интерпретироваться и применяться судами как допускающие продление предельного срока содержания под стражей при расследовании уголовного дела. А такая неопределенность правового регулирования позволяет судам применять положения статьи 109 УПК РФ таким образом, какими они сочтут нужным. Причем обвиняемый «расплачивается» в таких случаях не за свое негативное поведение, а исключительно за «недостатки предварительного следствия», т.е. за ошибки своего процессуального противника - стороны обвинения.
Неопределенность оспариваемых законоположений способствует применению содержания под стражей в качестве меры пресечения без должной процедуры и ясно определенных и контролируемых сроков, что придает ограничению права на свободу и личную неприкосновенность произвольный характер.
Такое неоднозначное понимание положений статьи 109 УПК РФ, в правоприменительной практике свидетельствует о наличии неопределенности, дающей возможность неограниченного усмотрения правоприменительных органов при определении процессуальных прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства, что, в свою очередь, означает нарушение принципа юридического равенства, которое может быть обеспечено лишь при условии единообразного применения правовых норм, возможного только при наличии их формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности и согласованности в системе действующего правового регулировании.
Неопределенность законодательной регламентации сроков содержания под стражей, включая предельный (18 месяцев) не только нарушает общеправовой принцип юридического равенства но и приводит к фактическому ограничению конституционных прав Головатова Х. Л., его свободу и личную неприкосновенность.

На основании вышеизложенного,

ПРОШУ:

1. Постановление Ростовского областного суда от 06 июля 2017 года о продлении срока содержания под стражей Головатова Христофора Леонидовича, отменить.
2. Применить к Головатову Христофору Леонидовичу любую иную меру пресечения, не связанную с реальным лишением свободы.

Адвокат _______________
Послать приватное сообщение
Перейти на форум: